День домового

День домового

В ночь с 9 на 10 февраля у наших предков-славян было принято отмечать день домового. В этот день батюшку-заступника, или дедушку-суседушку, как его ласково именовали пращуры, торжественно угощали кашей и пирогами. Считалось, что осчастливленный дух дома в течение всего грядущего года станет активнее помогать домочадцам по хозяйству и лучше присматривать за скотом и домашней утварью.

Добрый дух дома.
Издавна на Руси период в ночь с 9 на 10 февраля именовался Кудесами. В переводе с древнерусского это слово означает «бубны» — поскольку непременным атрибутом хранителя очага был именно этот музыкальный инструмент. Потому и празднование дня домового сопровождалось зажигательными плясками под музыку, затейливыми играми, да весёлыми песнями.
Седобородый дух дома считался Кудесичем-Велесичем — то есть потомком самого Велеса, сошедшим вместе с ним на землю и поселившимся рядом с людьми. В отличие от своих нелюдимых братьев, лешего и водяного, домовой всегда благоволил людскому роду. Воплощая собой духа-хранителя родовой памяти, существующего столько, сколько существует сам род, он являлся связующим звеном между разными поколениями.
При перемене жилища было принято брать хлебную лопату и, приговаривая «садись в сани да поезжай с нами», «перевозить» домового из старого дома в новый. Прежде домового в дом обычно запускалась кошка — считалось, что дружный с ней дух не сможет оставить в одиночестве товарку по переезду, и непременно последует за ней в новое жилище.
Дедушкины именины.

Считалось, что в ночь с 9 на 10 февраля домовой празднует свои именины. Поэтому если в это время дух оставался без гостинцев, то он мог люто рассердиться и поставить весь дом вверх дном. А это могло привести как к болезням членов семьи, так и к полной хозяйственной разрухе. Обиженный домовой мог, как устроить в домепотоп, так и обрушить карниз с занавесками — ищи-свищи потом ветра в поле.
Поэтому в этот день после ужина было принято специально для домового готовить особый горшочек каши, обкладывать его горячими углями (чтобы не остыл до поры до времени), и ставить его за печь — чтобы оказать дань уважения дедушке-суседушке. Также существовал обычай задабривать хранителя очага поговоркой: «Ешь пироги, да наш дом береги». Под этот же очаг традиционно пряталась серебряная или медная монетка — всё с той же целью умаслить домового. А в бане обязательно оставлялось ведро и веник, чтобы батюшка-заступник смог всласть попариться.

Затем, после того, как со всеми формальностями было покончено, можно было со всей головой окунуться в весёлый омут праздника. Все домочадцы выворачивали одежду наизнанку, стремясь уподобиться домовому, надевали на ноги разные носки либо обувь. В беседе постоянно мелькали шутки да прибаутки: считалось, что дух, воодушевлённый всеобщим весельем, станет лучше беречь добро и помогать по хозяйству.

Распечатать



Пожалуйста, заполните необходимые поля

*


− 3 = четыре